Для меня жизнь – Христос

В христианских кругах имя Ширинай Досовой довольно-таки известно. Обращенная в христианство мусульманка, миссионерка, основатель одной из московских евангельских церквей, учитель Библии, автор христианских книг и телепередач.

В середине декабря почти две недели сестра Ширинай провела в г. Ровно, ежедневно бывая в офисе миссии «Надежда – людям», и мы не могли не воспользоваться случаем задать ей несколько вопросов.

 

– Дорогая сестра, скажите, пожалуйста, почему Вы, русская таджичка, в такое неспокойное время находитесь в Ровно, на Западной Украине?

– Нахожусь здесь по приглашению Библейского института, я преподаватель этого института. Сама закончила его. Думаю, что для Слова Божьего нет уз, то есть, нет такой ситуации, нет таких трудностей, чтобы его остановить. Институт индуктивного изучения Библии работает и в Сирии, где война, и в Ираке, Иране, Средней Азии, где господствующей религией является ислам. Важно приобщать народ Божий к Писанию, чтобы люди хотели изучать Библию и укрепляться в Слове Божьем.

Говорите, время неспокойное? А я подумала, что в это время-то и надо приехать, потому что мне захотелось быть с теми, кому трудно. Мне захотелось своими глазами все увидеть. Наслышано много, разного, и когда ты сам этого не видишь, то эти разные мнения только смущают. Мои братья и сестры провожали меня с опаской, но я ехала спокойно, возможно, потому что я уже была в разных ситуациях. И думаю, что если Господь допустит, на ровном месте можно упасть и не встать.

Когда в 1991 году в Москве был путч, мы церковью вышли для раздачи Евангелий к танкам. Стучали по этим танкам, вызывали оттуда солдат и давали им Евангелия, и говорили: «Не убивайте нас».

Я была в мусульманских странах, где люди не могут собираться открыто, держать Библию дома (даже одну, если у них мусульманские корни). То есть, это уже какой-то пройденный этап.

Когда я приехала сюда, то увидела, какой благословенный у вас город, какие чудесные люди.

А еще одна причина, почему я здесь, – это то, что у меня здесь живет тетка, в селе Городище Березновского района, ей 87 лет.

Моя мама украинка, а отец – таджик. Мамина семья была депортирована, в телячьих вагонах перевезена в Среднюю Азию.

Я посетила моих родственников, они верят в Бога, внимательно слушали Евангелие, но в Слове не пребывают, а еще есть у них беда такая, «горилка» называется. Но я пригласила всех в церковь, говорю, что там и встретимся. Девять человек родни пришло.

Так что нечего мне тут бояться. Замечательный город, замечательные люди. Вижу, что тут нелегко, слышу, как обстоят дела с экономикой. Но у людей есть надежда, а «надежда не постыжает». Я вглядываюсь в лица людей и вижу надежду, люди верят, что не зря все это случилось, что все это приведет к чему-то хорошему, доброму.

 

– С какой миссионерской организацией Вы сотрудничаете? Расскажите о роли миссионерской организации в Вашей жизни.

– Я сотрудник миссии «Свет на Востоке» 27 лет. Уже по возрасту можно на пенсию, но мы на пенсию не уходим, мы не можем жить для себя, наша вера, наше духовное оружие всегда наточено. Прошу у Бога силы и ревности. Библия дает большое вдохновение. Все преподаватели нашего института – волонтеры. Иногда соберут студенты что-то на дорогу, и это наше благословение, и никаких у нас нет зарплат как у преподавателей. А иногда за свой счет поедешь, да такая радость – Господу служишь. Когда ты преподаешь Слово – это такая благодать, это ни с чем не сравнимо. Я бы еще им приплатила J. Когда Словом зажигаешься, Богу служишь, Бог находит возможности и дает и силы для этого.

Миссионерская организация сыграла в моей жизни очень большую роль. Миссионерская организация поддерживает миссионеров и вдохновляет их на труд.

С миссией «Свет на Востоке» у меня было интересное знакомство. Я просто прочитала какую-то их книжку и написала им письмо. В ответ мне приходит целая упаковка книг, а я только одну брошюрку просила. Меня это так тронуло, и письмо мне живое такое написали, а потом был звонок, личное знакомство и приглашение к сотрудничеству. Я же на следующий день после покаяния пошла проповедовать. И я не знаю, как бы сложилось далее, если бы никто не подхватил, не подогревал во мне этот огонь. Надо отдать должное, миссионерская организация поддерживает миссионеров, ободряет, вдохновляет. Иногда ты трудишься, а плоды не сразу приходят, какие-то неудачи могут быть, а те, кто с тобою вместе, они тебя поддерживают. И это очень важно.

Вот, например, я ездила в Среднюю Азию, и вначале там был печальный результат, но затем там образовалась церковь. Мои родные братья и сестры все уверовали. А как церковь создать? Я же в Москве живу. Но там был один миссионер, из другой миссионерской организации, и я к нему обратилась: «Вот здесь люди готовые, а кто с ними будет?» И он начал там работу. И Бог благословил. Без миссионера церковь может превратиться в клуб.

– Вы постоянно в разъездах, а дома, в Москве, сколько времени проводите?

– Мне трудно посчитать, но, наверное, три четверти времени в разъездах. Часто бываю в странах Средней Азии, в Татарстане. В США делаем телевизионные программы по Библейскому институту. В Румынии учусь, там мы три раза в год повышаем квалификацию. Кстати, по институту у нас только в России в 40 городах есть группы студентов, так что езжу много.

 

– Как живут в России наши братья и сестры? Как обстоят дела с миссионерским служением?

– Знакома со многими миссионерскими организациями. И очень хорошо, что есть те, кто работает среди мусульман, приобретая их для Христа. Через спортивное служение, работу с детьми, оказание помощи бомжам, то есть через дела милосердия, проповедуют Слово.

Но в общем могу сказать, что в России в отношении протестантов наблюдается тенденция к закручиванию гаек. Вышло несколько программ по НТВ, направленных против протестантов, это нехорошие звоночки, видно, что это заказные передачи. Кто в этом заинтересован? Конечно, сатана. Чтобы не было духовной работы.

В принципе, всегда в стране было трудно протестантам, потому что большой клин вбивает православие. То ли у них какое-то переживание за паству, что мы у них овец воруем. Но практикующих-то христиан в России меньше 1 %, в праздники – 3 % и не более. Всем же работы хватит. А тут какая-то борьба, ревность, зависть. Так что я думаю, что сатана со всех сторон работает, и в том числе со стороны «своих» (христиан).

Мы еще до конца не понимаем, что будет, но все в каком-то ожидании, в страхе, в растерянности, потому что мы не понимаем, что происходит. Раньше у нас были друзья, среди них европейцы, наша культура с ними тесно связана. Невесты наших царей были оттуда. Бах, Бетховен. Мартин Лютер. Перевод Писания… А теперь, получается, что все это плохое, ненужное, не наше, вредное.

Обрушились на этих гомосексуалистов, мол, Европа нас этому научила, так о гомосексуализме с первых глав Библии уже говорится. А подогревают эту почву некоторые известные православные люди, деятели культуры. Вот я из Средней Азии, у нас там и слова такого не знали, и люди в кишлаках жили, никто к ним туда не приезжал, а это же дело было, потому что это греховная природа.

Нельзя, как говорится, вместе с водой и ребенка выливать. В Европе есть много хорошего, сколько там живых церквей, жертвенных верующих, и зачем сейчас все это свалять в кучу и сказать, что все это плохое.

Так что я бы сказала, что страна наша большая, великая, замечательная страна Россия, но нужно пересмотреть отношение к другим, пока еще не поздно.

Но радует то, что есть Бог! Мы сейчас изучаем Книгу Даниила, а она говорит о последнем времени, она говорит, что за каждым народом стоит какой-то ангел. Есть ангелы добрые и злые. Идет духовная война, и она отражается на земле. А нам нужно молиться о начальствующих. Сатана хочет, чтобы были войны, а мы должны молиться, чтобы Господь их прекращал.

 

– Как мы можем молиться о Вас?

– Мое самое большое желание, чтобы мои родственники приняли Иисуса Христа. Род наш очень большой. Хочу, чтобы они покаялись, приняли Христа.

Очень большая нужда молиться о московской церкви, выходят разные постановления, в частности относительно использования помещения, когда ты все правильно не оформишь, можно попасть под статью, что богослужение – это несанкционированный митинг.

Нам расслабиться не дают, но не надо пугаться.

В любом случае все наши надежды – во Христе. Когда Он придет, все это земное забудется, все наши болезни, стоны, слезы закончатся. Он возьмет нас к Себе. И там будет мир. «Се творю все новое…» Христос – наша надежда.

 

– У Вас есть любимое место Писания?

– Послание к Филиппийцам, 1:21: «Ибо для меня жизнь – Христос, а смерть – приобретение».

Через вопрос смерти я пришла ко Христу, потому что я никак не могла понять: зачем жить, если все равно умирать?

Об этом я задумалась, когда была еще маленькой. В пять лет я впервые увидела смерть. И спросила, глядя на умершего человека, когда он опять придет. Мне сказали, что никогда. Я никак не могла понять, сколько это – никогда. Я села в комнате и начала считать: вот когда я умру, сколько меня не будет: сто, двести, тысяча, миллион, миллиард,.. никогда… И когда я произносила это слово «никогда», я видела голубую вечность, и… жизнь! А мне-то сказали, что ее нет, что он никогда не придет. И я никому не могла об этом рассказать, я чувствовала, что меня никто не поймет.

Я пронесла это через всю жизнь. И потом, когда я услышала весть о Христе, что Он воскрес и я воскресну, это и было это «никогда». Смерть – это не конец, есть жизнь вечная! Вот это для меня был Христос и Его тема смерти и воскресения. Поэтому для меня жизнь – Христос, а смерть – приобретение.

Беседовала Надежда Доля